nad_niz (nad_niz) wrote,
nad_niz
nad_niz

Category:

Лекция «Правовое положение бурятского этноса» и донос на неё (ч. 2)

(Продолжение)
Исторические права – на статью!
– Во-первых, рассмотрим право на сохранение исторической идентичности и на восстановление исторической справедливости, то есть исторические права как таковые, которые с точки зрения наших противников могли быть названы либо реваншистскими настроениями, либо панмонголистскими, либо националистическими. Вот так они обычно называются. Но если говорить об исторических правах, то это право включает в себя сохранение культурных ценностей, культурных памятников, культурно-исторической среды. Во-вторых, это право бурятского этноса на признание его репрессированным народом, которое должно быть научно признано и законодательно закреплено.
Если говорить о сохранении памятников, то памятники не исчерпываются статуями казаков, или всадников, или коней, оленей или баранов. К памятникам относится, в первую очередь, архитектурно-исторический облик города. Я считаю, что для защиты прав бурятского этноса необходимо добиваться сохранения естественной исторической среды городского населения. То есть сохранения прежнего исторического облика города в его прежнем историческом виде, насколько это возможно, при всей модернизации, реставрации.
Вопрос:
– А бурятские сёла – не памятники?
–Тоже памятники, но это сфера частной застройки. В сёлах сами собственники, как могут, сохраняют культурно-исторический облик своих домов, а в городе они уничтожаются административно-директивными методами. Весь культурно-исторический центр сносится, взамен ставится несколько офисов. Это очень дорогая земля как известно, здесь отмываются очень большие деньги, застройщик находится фактически вне конкурса. После этого от нашей истории не остаётся ни следа. Мы конечно можем сказать, что для бурята было бы гораздо важнее уставить весь город юртами, что старые доходные дома и купеческие особняки – это не бурятские национальные жилища. Но одно другому не мешает. Целые столетия наше общество жило уже не при юртах. Юрты тоже можно поставить, но незачем сносить то, что уже существовало и то, что уже стало историей. Методы урбанизации необходимо гуманизировать с точки зрения соблюдения прав бурятского этноса, потому что именно в этих домах проживали советские исторические деятели, которые тем или иным образом повлияли на правовой статус республики. Теперь эти стены хранят следы нашей истории. Это всего лишь близкая история, но пока что ее за историю не признали. Потом это станет чем-то равным гуннскому городищу. Тогда можно будет прийти и поклониться им, когда это всё уже станет пепелищем, на котором будут расположены офисы и многоэтажки, не имеющие никакого этнического или исторического характера. Но пока мы их не ценим. В настоящий момент, если говорить приближённо к реалиям нашей политики, это одна из главных и первых проблем, которая не замечается бурятской общественностью.
Вторая проблема – это восстановление исторической справедливости, права на то, чтобы назваться репрессированным народом. Эта проблема значительно более признана бурятской общественностью. Насчет неё никаких дискуссий, как правило, не возникает. Каждому ясно, что бурятский народ репрессированным не признан, но очень хорошо, чтобы он был признан, надо этого добиваться, и каждый, кто с этим не согласен – национал-предатель. Действительно, добиваться этого признания необходимо.
Вопрос:
– Ну, добьёмся, и что из этого?
– В результате будет преодолён правовой идеализм. Последуют компенсационные меры. Возрастёт обязанность уважать тот же самый культурно-исторический облик города и всей республики, будут увеличены меры поддержки бурятским диаспорам за пределами Бурятии. Наконец, это актуализирует вопрос о праве нации на самоопределение вплоть до отделения.
Права этносов нужно привести к универсальному знаменателю, и необходимо решить – к какому? Я считаю, что знаменатель этот должен быть самый высокий, а именно право на самоопределение вплоть до отделения. При этом на отделяющуюся нацию, отделяющийся этнос возлагается обязанность соблюдения прав человека на отделяющейся территории.
С задних рядов поднялся человек в штатском:
– Вот вы сейчас на статью уже наговорили прямо так внаглую!
– Ничего не поделаешь, я как раз борюсь с проявлениями правового идеализма, то есть восхищения всеми законами.
– Может, кто не так поймет… там!
– Мы ставим проблему. На любой юридической конференции такие проблемы ставятся, только общественность почему-то этого боится. Если бы здесь собрались преподаватели вуза, они бы спокойно это обсуждали.
Реплика:
– Это человек из ФСБ, поэтому он так.
– Тогда чего же ему-то бояться?
Реплика:
– Самоопределение у нас возбраняется.
– У нас возбраняется право на отделение, а право на самоопределение у нас, наоборот, восхваляется, воспевается и закрепляется Конституцией. Правда не очень понятен механизм этого самоопределения.
– Так его нету в России!
– Вот мы и рассматриваем, как оно должно быть, каким образом правозащитное сообщество, научное сообщество и некоторые сочувствующие представители власти могут повлиять на нашу правовую систему так, чтобы она изменилась, чтобы наши несправедливые законы заменились на справедливые, чтобы наш конституционный строй заменился на какой-либо другой конституционный строй, основанный на новом тексте конституции. В действительности очень большие национальные диаспоры проживают на территориях, к которым они якобы не имеют никакого отношения. Например, на территории Бурятии живут киргизы, узбеки, также китайцы. Многие их ненавидят, считают что их права соблюдать не надо, только права бурят надо соблюдать – но тут уже ничего не поделаешь, если говорить о правах этноса, то нужно приводить все этносы к универсальному знаменателю.
Если говорить об общем знаменателе, то это должен быть знаменатель с правом на отделение, а не такой, при котором у кого-то есть право на самоопределение, а у кого-то вообще никакого права. Должно быть право на отделение, при котором отделяющаяся территория, отделяющийся этнос должен отвечать за соблюдение прав представителей тех этносов, которые остаются на отделяющейся территории или уходят. Должен соблюдаться баланс компенсационных мер, выделение другой земли или денежных средств на переселение тем, кто уходит с отделяющейся территории, во всяком случае – предотвращение насилия и беспредела. Эти обязанности вполне можно возложить на отделяющийся этнос. Но для начала необходимо само право признать.
Когда это право будет за этносом закреплено, он, вероятно, не захочет ниоткуда выходить. Желание выйти из состава Российской Федерации рождается именно из-за отсутствия такой возможности. Возникает ощущение запертости в тюрьме народов, национальная клаустрофобия. Хочется того, чего нельзя. Если это станет разрешено, то необходимость в отделении отпадёт. Этнос ещё подумает, возлагать ли ему на себя такую тяжёлую ответственность экономического и правоохранительного характера, как урегулирование всех интересов при отделении.
Права человека универсальны?
– Следующая категория прав бурятского этноса – право на культурную и языковую идентичность. Следующая и смежная категория – право на свободу слова, дискуссии и образования. Известно, что депутаты Народного Хурала вводят раздельное обучение бурятскому языку по национальностям. Что мы можем предпринять? (Об этом см. выше).
Следующая категория прав – право на равное представительство в органах власти (о формировании двухпалатного парламента по национальностям см. выше).
Вопрос:
– Может ли наука определить общие права человека, для всех? Чтобы не было этого деления по национальностям! С точки зрения Вечного Неба…
– Да, можно. Однако права человека делятся на универсальные и специальные. Специальный субъект – более уязвимый именно по критерию принадлежности к нацменьшинству. Допустим, запрет убийства закреплён во всех законах и религиях, но от убийства на расовой почве мы защищены мало, и это относится уже не к универсальным правам человека, а к меньшинствам. Защищён ли человек от убийства? Да! Защищён ли бурят от убийства за то, что он бурят? Нет!
И здесь мы должны рассмотреть ещё одну категорию прав – право на личную безопасность. Когда в 2009 г. скинхеды убили Баира Самбуева, нами было разослано обращение в ООН, федеральные и региональные органы власти. В данном обращении были изложены критерии для квалификации убийств на почве расизма. Далее содержалось требование ввести в уголовный кодекс новый состав должностного преступления для работников следственных органов: заведомо ложная квалификация расистских нападений как бытовых.
Вопрос:
– Какие критерии? Как же это можно заранее установить?
– Если имеют место тридцать ножевых ранений, бритые головы у нападавшего, выкрики типа «Зиг хайль» или «Бей чурок!», то всё это в совокупности указывает на расистские мотивы. Хотя и есть презумпция невиновности.
– Нет, это ничего не доказывает!
– Извините, если я себе на лбу свастику нарисую, вы посчитаете меня за фашиста или нет?
Перейдём к выводам. Необходимо выделить отдельную подотрасль юридической науки – «этническое право», или, по западной кальке, «этническое право прав человека». Необходимо освободить сферу правовой науки от кастовой прерогативы одних только учёных, или только адвокатов, или только сотрудников правозащитных НКО. Нам нужна свобода междисциплинарного просвещения, независимые уроки. Лица, не имеющие педагогического образования и не являющиеся сотрудниками школы, должны иметь право в неё входить и читать лекции ученикам. Охрана не должна им в этом препятствовать. То же касается и независимого контроля за следственными органами и органами исполнения наказания, за соблюдением прав и обвиняемых, и жертв преступлений. Общественный контроль должен осуществляться не кастой, будь то Общественная палата или Общественная наблюдательная комиссия, а всем обществом.
Мы должны добиться отмены цензурных установлений, которые препятствуют нам в обсуждении этих вопросов. Принятие новой Конституции устранит необходимость выступать «против конституционного строя». Мы должны вместе вытащить себя из болота правового идеализма и догматики, добиться изменения нашей правовой системы в лучшую сторону и добиться права выхода из состава Российской Федерации для любого этноса. И тогда нам наверняка не захочется ниоткуда выходить, потому что наша жизнь в пределах Российской Федерации станет справедливее и достойнее.
Tags: "Газета РБ", Конституция, УК РФ, антиэкстремистское законодательство, бурятский этнос, бурятский язык, лекция, правовой статус этноса, статья, цензура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments